geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

Чёрное крыло Пери Носа

  Шала притихла к ночи, лишь раз взревела сирена отчаливающего буксира и по громкой связи кто-то пьяным голосом сообщил, что он-де отходит.
  В полночь я ловил Сеть с кормы, теперь же унёс компьютер в каюту, связь больше была не нужна - ушла пара писем, а снаружи реально холодало и комары донимали.
   Далеко за полночь угомонились и наши корабельные футбольные болельщики, заседавшие в кают-компании. Иногда сквозь сон я слышал порывы их возгласов и стонов, доносившиеся до моей каюты сквозь сталь палубы и переборок. Мужики отдыхали. На верху остался лишь боцман, принявший ночную вахту, он и выхаживал по палубе.
   Мне снился разговор по телефону.
…Звонок. Властный звонок требовал ответа, он почти вывел меня из дрёмы. Я реально ощущал себя лежащим в каюте на второй полке под лёгким пододеяльником, а желтый свет от невыключенного светильника подрагивал в такт вибрирующей переборки… В такт вибрациям тяжелой стальной переборки. Стоп! - сквозь сон - в трюм не доходят сигналы телефонных операторов!!! И я ответил на вопрос властного Анонима: «Да, здесь мы, в Шале футбол смотрим. Планы... Дела... Да, осьминоги… все... всё... хорошо…»


Из дневника от 3 июля 2010 года.

  Просыпаться совсем не хотелось, но Гриппа и Чупин, один с умытой улыбкой, второй с краснотой ядрёного одеколона на лице, по очереди заглянули в каюту и отбили для меня утренние склянки - сказали, что надо вставать.
   В иллюминаторе колыхалось светлое молоко пасмурного дня. "Эколог" стоял на якоре недалеко от берега в районе мыса Пери Нос.

   Свежий ветер раскачал озеро, лодка-пэхавэшка (пэвэха-шка?) гнулась на волнах. Килевой баллон был пробит накануне, лодка потеряла жёсткость и по ходу через левую скулу летели брызги. На ходу удалось сделать только пару кадров, и объектив залило. Сменив оптику, я сразу получил порцию брызг и на второй объектив... но вот берег – мы зарулили к Периносовской дюне. "Ладно не море", - ворчал я протирая стёкла.
   Дендрологи и экологи доставленные на берег первой ходкой уже давно разбрелись по делам, вот и вторая группа исследователей приготовилась к высадке. Сейчас десантирующихся было пятеро - трое уже снаряженных водолазов, археолог Лобанова и я. Когда пристали, разделились - судовой механик Костя остался в лодке, здесь же рядом с лодкой на берегу над ближайшим каменюкой я «закрутил» сферическую панораму, а черных водолазов забрала Лобанова и вприпрыжку повела  на мыс Пери III – знакомить с местными петроглифами да наряд-задание выдавать. Видимо и сама по наскальному соскучилась немало.
  Подводникам предстояло осмотреть склоны скал и дно около места, где в 1932 году завхозом Эрмитажа была взорвана скала и несколько основных кусков перевезены в Ленинград. Тогда часть петроглифов была навсегда уничтожена взрывом, но может некоторые изображения сохранились на обломках, лежащих на дне озера? Вода в прибойной зоне мутная, однако, если повезёт - наши ребята глазами и на ощупь обнаружат выбивки на гладких сторонах обломков скал. А чтобы точнее понимать какие выбоины на подводных камнях считать рукотворными, археолог познакомит водолазов с особенностями периносовских петроглифов - инопланетян и прочих птиц-гусей. Вот и топают гордые водоплавающие пешком вдоль берега, даром, что не в ластах....
   С пляжика под дюной было видно как чуть южнее по кромке «пера» Пери VI пробирается Сергей Гриппа со своим помощником Лёшей Быковым. Повсюду они привычно искали плюсовые деревья для взятия дендрохронологических проб…
  Вскоре вернулись с экскурсии просвещённые дайверы, разобрали свои баллоны, навешали друг на друга свинцовые вириги и ушли под воду – работать.

…На Пери III было неуютно. Ветер окончательно подвернул на северо-запад, накаты волн заливали поверхности, покрытые наскальными изображениями. Вспомнились прожекты некоторых мечтателей, желающих окультурить туризм в районе онежских петроглифов, а главное - сделать его более массовым: построить причалы, возвести кемпинги...

…А-а, вот и туристы! По тропинке приближалась группа женщин в платочках на головах. Понятно – это скромность по традиции и отвада комаров. Сразу читалось, что туристки, кстати, среди них были и два десятилетних паренька, - это жители ближайших посёлков.
Женщины потоптались в северной стороне мыса, где в погожие, безветренные дни на чистой скале протёртой льдами хорошо видны изображения птиц, зверей и знаменитая сцена «охоты на лягушку».Петроглифы там выбиты повсеместно, но на сухих скалах, покрытых слоем лишайников, они днём не видны, только иногда под закат контуры выбивок становятся заметными. По ним и ходили экскурсанты, ничего не видя и ёжась от холодного ветра.
   Я устанавливал штатив около "эрмитажных сколов". На скалу через прибойную зону выбрался один из водолазов, по совместительству начальник экспедиции Алексей Толстиков. Он кое-что, что-то нашёл на дне и сейчас консультировался с Надеждой Лобановой, что с этим, чем-то, поступить.
   Туристки приблизились, поздоровались и попросили рассказать о наскальных рисунках. Алексей снова занырнул, а мы поинтересовались, откуда они, такие хорошие и красивые? Ответили, - они из Вытегры. Самоорганизовались и путешествуют, недавно вот к Муромскому монастырю по дороге ходили, пешком, все тридцать километров. Ну, да, - в ответ мы не стали рассказывать про наши походы, я лишь попросил разрешения сфотографировать замечательных путешественниц. Такие интересные лица… разрешили, только один мальчик резко набычился и отошёл в сторону.
   Лобанова достала кусок чёрной плёнки, развернула по ветру и предложила женщинам накрыться этим полотном. И вот уже на скале шуршал и колыхался полиэтиленовый пузырь, похожий на актуальный сэлфпромоушен попсового художника. Из-под плёнки раздавались восторженные восклицания…
   Бодрый Олег Чупин с камерой в руках бегал вокруг и сиял – надо же! – сразу десяток заветных округлостей обрисовались пластиком! Олег приблизился, нагнулся, полез внутрь круга, под плёнку… уф! - снова выбрался наружу, глаза сияют: «Там!!! - там петроглифы! И как хорошо их видно в скользящем свете! Игорь - залезай, фотографируй!»
   Подошёл геолог Павел Медведев, спросил, что за «колпак» на скале и почему мы все стоим вокруг такие счастливые. Улыбаемся, отвечаем, - у нас гости, женщины, - там… и мы им обещали любовь водолазов. Водолазы, - они ведь добрые, хоть и в чёрном, накупаются и вот… как раз схлопнулся чёрный пузырь, распаренные экскурсантки принялись благодарить Лобанову за рассказ о петроглифах, а на поверхности озера показались герметичные головы наших подводников. Они тащили к берегу обломок скалы, а волны накатом били им в бока – раскачивали, а отхлынув, потоком увлекали назад в озеро…
   Да, работа в прибойной зоне… - «Пуще неволи!» – кажется, так говорят? Однако вскоре все были на берегу и обломок скалы сгрузили на сушу – оказался пустой, без изображений. Улыбки потухли…
   Водолазы вновь занырнули по своим делам, засобирались уходить и вытегорки. Пока-пока, - до свидания. Я обещал прислать им несколько фотографий – портреты и этюд под плёнкой.
   Вышлю.


















Археолог Надежда Лобанова. Ниже - путешественницы из Вытегры.



Дайверы Константин Кураев, Алексей Толстиков и Дмитрий Беленихин. Справа - Костя, старший механик корабля Эколог.
Tags: 2010, Карельский научный центр РАН, Муромский заказник, Онего, Русское географическое общество, петроглифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments