geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

Подари силовику улыбку

"Серые котята - мокрые ребята", - так, папочка, я говорю про мокрые одуванчики. Дуешь, а они не летят!

  Мокрый туман развеялся только к трём пополудни, и я засобирался в город - надо сдать заказчикам вчерашнюю съёмку. Когда готовил файлы - улыбался: всё получилось как они говорят - «Есть!» Но накануне, фотографируя, не был я так весел…

...Стоя на газетке, подстеленной на сиденье мягкого стула, я то сдвигал очки на затылок, то суетливо возвращал их обратно.
   Ежесекундно и обязательно надо было произносить слова - это что бы привлечь к себе внимание тридцати трёх невозмутимых силовиков и двух женщин-безопасниц, стоящих в центре группы и спокойно смотревших в  мою сторону. Было тихо - каменная стена позади товарищей вбирала мои слова, холодком подчеркивала невозмутимое молчание фотографируемых.
   Стальные взгляды позирующих особенно отчётливо ощущались, когда я в волнении сдвигал очки и смотрел на группу в видоискатель. Поймав единение, я поскорее нажимал на кнопку спуска затвора, и после щелчка явно ощущал, что наоборот-мишенью был я сам - фотограф, балансирующий на стуле спиною к припаркованным вдоль улицы мерседесам, на фоне городской зелени и низкого неба... Добра не чувствовалось...
   Ладно, то - работа. Получил заказ сфотографировать группу ответственных товарищей – надо делать, исполнять просьбу людей, приближенных к серьёзным финансам.
   Когда я подошёл ко времени - они уже стояли с почти докуренными сигаретами. Съехались эти люди со всего Северо-Запада, совместные вопросы решать и совместным опытом делятся, а групповое фото во время таких мероприятий обязательно, на память и вообще... Для того и фотографа вызвали, меня, то есть.
...Вкруг - люди опытные, их выправка спасает от складок многочасовых заседаний, но усталость с лиц, замороженность, как мне с глаз прикажите гнать?! Вот, мазнёшь по строю рассеянным взглядом - что видно?! – Стальные нервы, серые лица. А день и так пасмурный и цветы мокрые... Однако ж, я не позволяю себе никогда работать по сценарию: «Дорогие мои, что напозировали – то и вышло! Любезные, вовремя улыбаться надо, теперь - так сойдёт».
  Да... Завязывая контакт, сегодня я вошёл в сектор обстрела, величая фотографировавшихся по-разному: друзья, товарищи, господа - все дружны в строю. А для кадра не важно, что вы говорите фотографируемым, главное - воля и уверенность в правоте.
- Господа, не теснитесь! – Товарищи, встаньте просторнее! – Вы, вы! - И вы, ивы, ивы...
  Времени на сказку о лисе и сыре нет, как обычно.  Нужна простая коллективная улыбка и открытые глаза - но сразу и у всех - нескольких десятках жизнью сведённых вместе людей… Повторюсь – одновременно и с ясным взором. А ежели - увы... Что делать?!
...Срочно примерил балаганную накидку - натягиваю улыбку а-ля мессионер-мормон из штатов, при том восклицаю: "Ну что, ДРУЗЬЯ, так и будем грустить?! Или, может, вы девяносто второй вспомните?!" О, просияли! Есть!!!
  Почему-то сработало....

 ...Как-то был случай....
   Году этак в 2000-м, Майстермана, Семёна Ароновича, полвека обслуживающего фотохронику ИТАР-ТАСС с территории Карелии и Мурманской области, однажды днем в Петрозаводске не случилось, и люди Председателя правительства (ныне эта должность переименована в Главу Карелии), попросили зайти меня в это самое Правительство к восьми утра. Требовались снимки «хроникальные», для «циркулярной» рассылки по газетам. Звонок был за полчаса до срока - я успел.
 Запуская за дубовую дверь, секретарь строго шепнул мне, что на всё про всё даётся три минуты - на «поздороваться», на «сценку поставить, как мы говорим за жизнь» и про жизнь поговорить.  В кабинете - сам хозяин - Председатель, его гость - москвич Сергей Ястржембский тогда государственный чин, и ещё один человек, тогда - исполнитель типа политик, а ныне и правда единоросс.
  ...Снимать я начал на ходу, от двери, шурша приветствие и подкрепляя его вспышкой блица: «Здравствуйте, господа!» Следующий сюжет - под гербами, разворот - с флагами на втором плане...
...Чувствую - тяжело, не клеился на раз сценка - все трое одного роста, лица уставшие, в кадре - «зажатость лиц». Ястржембский всю ночь трясся в машине из Москвы, наши «карельцы», видимо, тоже не выспались, ожидая. Тот, двухтысячный год, - многое значил…
  Поняв, что не справляюсь, я позволил себе шутку-не-шутку – фразу в стиле бытового хамства. Резко опустив фотоаппарат на грудь, я ткнул прямым взглядом в Председателя и сделал к нему движение: «А ЗНАЕШЬ, Сергей Леонидович, мы ведь с ТОБОЙ даже не поздоровались толком!». Все трое расцвели в улыбке… «Щёлк, щёлк», - камера... Сработало! Наверняка попал на ту волну - «щёлк!» - Я вышел.. Секретарю подтвердил:«Хорошие кадры!»

   Ещё эпизод, из прошлого века.
  В 1998 году работал я фотографом в карельской ежедневке "Северный курьер", и раз довелось мне попасть на семинар Северо-Западного военного округа, проходящий в санатории "Белые ключи".
  Чинам тогда показывали бумажные схемы электронного взаимодействия и связи, самые продвинутые докладчики рисовали фломастерами на новомодной, импортной, привезённой к случаю, многоразовой демонстрационной доске-экране. Фломастер с поверхности доски почти бесследно стирался Описки и ошибки вместо тряпки стирали «волшебным» брусочком-губкой и это выглядело надёжно, им же ставили белые пробелы в ключах и кодах условных секретиков...
  Так же секретное слово «компьютер» докладчиками произносилось вслух и неоднократно, почти без торжественности... Припоминаю, что видел у кого-то настоящий ноутбук! Точно помню - выглядывало "это" из кейса-атташе по-пижонски пантово, супермодно - гламурно даже, что никак не вязалось с общей серьёзностью военных. Спасало одно – само слово «гламур» тогда было малоупотребительно.
 Троих (четверых?) генералов и несколько полковников я попросил занять место в шеренге. Они неспешно повиновались и я щелкнул, но остался недоволен кадром и потому медлил – держал паузу и строй не распускал: "Не то…" - не хватало какой-то изюминки, жизни...
   И тут судьбы послание... Ага! – Вот она - на шпильках и уверенная!  Хором: "Пожалуйста! - Пожалуйте к нам, товарищ! "
...Вскинула взгляд, подошла и умело встала в строй - офицеры дружно просияли - её женское на мгновение стало близким строю вольных мужчин, по долгу службы оказавшихся в командировке... Я снял и не смог отказать себе в удовольствии бодро скомандовать: «Вольно. Разойдись!»
  На прощание один из генералов спросил какое у меня звание в запасе и припечатал резюме: «Голос! Не командный! Надо! Вырабатывать!»
  Ну, да... В тот раз мне, как фотографу, помогла пауза, и, волей Провидения - цокот каблучков.  А на время щелчков фотоаппарата естественный ступор надёжно припечатал улыбки фотографируемых...
  А голос? Голос - да, тихий.
Tags: 1998, 2000, 2010, о себе, фотография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments