geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

В Заонежье, за песнями

   Давно хотел рассказать про прогулку, приключившуюся второго-третьего мая этого года. Но как только сажусь набирать текст - меня сразу же отвлекают текущие заботы о банкирах, чиновниках минкульта и прочих силовиках... шучу. Тогда же, по возвращении, я отложил на пару дней тему с рабочим названием «Третье мая - не серый день», сразу только фотографии разобрал, «склеил» панорамы и несколько файлов для журнала подготовил. То хорошо, но месяц прошел, уж дважды я на Ладогу съездил, новых впечатлений насобирал, а сиятельную тему майского отрыва так и не доделал, друзьям не показал-рассказал, и зачем тогда всё это хранить?
  Итак - вот, получился повествовательный текст в стиле туристического отчёта. Да и ладно...



  Для горожан с недавних пор утвердился новый стойкий симптом "сурка" – когда видишь, что стрелки на часах безумно бегут, а столбы за окном автомобиля стоит неподвижно, словно символы общего облома. Однако, то не они застыли - это ты в пробке.
   Тошнотворной прилив знакомости не единожды проигранных ощущений накрывает нас своей шубкой всегда как-то неожиданно – с утра ли, на сонный глаз или от ряби мелькающих столбов вдоль дороги по делу. Да, пробка города - не то кино где сидишь, а сцены от восхода до заката сами состояния меняют и искрится упругая радуга желаний красивых героев. Городская жизнь чаще похожа на сучения лапками по стеклу марсианского паучка коси-ножка, попавшего в банку… И закипает праведный гнев. Как минимум - хочется песен!

…Телефон зазвенел сразу после того, как жена доходчиво объяснила мне про мои способности к «покраске потолков», то есть - зарабатыванию денег, и сразу ушла в мастерскую – симургов себе творить. У Светы свои особые отношения со сказочным миром, а я немного взгрустнул…. И конечно, страшно обрадовался, когда Миша Терешко из телефонной трубки бодро объявил, что «они-там-поют» и надо срочно ехать. Дескать - токуют, топорщат веера хвостов и гоголем гуляют, хотя для охотников за их песнями видятся всего лишь петухи съедобные, банальные тетерева. Но красивые!..
  И сказал мне Михаил: «Будь готов, в четыре утра я тебя заберу».
  Наказал Миша, чтобы я собирался, ему самому надо по делам на лесосеку в тех краях, а я птиц хотя бы сфотографирую, пока не всех красавцев постреляли.
...Ходят там по полю, прямо у развалившейся церкви, а молчаливые тетёрки по кустам шарятся, вокруг да около. И вся эта дискотека открыта в Заонежье, прямо в деревне Липовицы - дорога туда хоть и тупиковая, но проезжая и народ бывает. Особенно в мае, когда щука на нерест пошла и охотничий сезон открыт.
  Мало сказать, что его предложение прокатиться в лес совпало с моими желаниями – я был в восторге! Предыдущий день был серым, а тут такое предложение!
«Непременно едем!!!» - Я закружился по дому, собирая-упаковывая поклажу.

   Мишаня проявлялся всегда неожиданно, но регулярно раз-два в год. Иногда он меня сам приглашает за город, говорит, что будет шоферить весь день, что б я смог сделать «хорошие снимки». Помнится, в октябре 2002 года - ух, какая получилась поездка, какие удалось сделать картинки! Непременно надо будет вспомнить «на бумаге» про эту вылазку - а пока оставлю это предложение как сноску на будущее.
  Миша - лесозаготовитель, и он всегда в прибыли. Последний раз я видел его в октябре, в роддоме, он встречал смущённую от счастья жену с новенькой дочкой в конверте одеяла. Заботы повторного отцовства не позволяют праздно проводить время, и Михаил даже не заехал ко мне перед десятым Новым годом за новыми настенными календарями, хотя и спросил по телефону - есть ли, а я в ответ приготовил несколько разных квартальников с «нейтральными» названиями фирм на шапках. «Бумэкс» и календари Карельского научного центра до сих пор непрочитанной стопкой повисли на гвозде – Мишу ждут.

  С вечера я собрал «перекус» и заправил термос чаем. Спать не ложился – разволновался и потому сидел около компьютера, мышку по столу двигал. Совсем рассвело, когда раздался долгожданный звонок: «Я внизу, под домом, – выходи!»
   Хоть и ехали мы по чёткому маршруту да к конкретной цели, но свежая радость от ощущения вольной дороги переполняла меня. Даже фотографировать захотелось - надо же! Я отчаянно сдерживал желание тормознуть машину и сразу что-нибудь снимать, снимать в подлеске около федеральной трассы… Хотя б вот этих, что мелькнули справа…
…Они спокойно сидели на грунтовой обочине - петух и пара курочек. Впереди виднелся накрытый лёгким туманом мост через речку Нива. Мы развернулись - вернулись, а нет никого! Птицы пешком ушли в подлесок...
   Дальше - пока на север, по холодку наматывая километры до Медвежьегорска. Не доезжая до разъезда около реки Кумса, свернули по грунтовке направо и проскочили без потерь большую лужу, по слухам полным-полнёхонькую оторванных номерных знаков. Снова выскочили на асфальт и вдоль Повенецкой губы Онего двинулись к югу, в сторону посёлка Великая губа.
  Целью была лесосека около деревни Липовицы, которая находится на материковой части Заонежья, всего в десятке километров от Кижей. От Петрозаводска по карте километров семьдесят, это если по прямой считать через Петрозаводскую, Ял- и Пинь-губу, Шардонские острова, за Малым и Большим Онего. А по суше моталась третья сотня, и в полудрёме я думал – на обратном пути Миша обязательно уснёт, задремлет, умаявшись за день - а я не рулю… На грунтовке обильно брызгались лужи.
   Справа показалась лесная ламба, а в ней плавали-паслись утки. Я не утерпел, попросил остановить машину и сфотографировал пару нырковых. Вскоре показались и липовицкие угодья – поля сенокосов, холмики фундаментов былого счастья, развалины большого казённого дома (школы?)
  У покосившегося сруба церкви на почве были видны свежие следы автомобильных покрышек и гильзы, блестящие нарядными пластмассовыми юбками. Птицы уже нет, можно не ждать, не искать - за нас уже побеспокоились охотники. Светило позднее утреннее солнце. Что же, нам дальше, на лесосеку.

  Михаил остался распоряжаться около вагончиков-бытовок для рабочих, а я пошел вдоль дороги. День длинный, а на обратном пути было обещано чаепитие у знакомых в Великой губе. К тому и баня будет натоплена, но эти излишества возможны, только если будет достаточно свободного времени. Конечно, его не будет...

  Все лесные низины были притоплены талыми водами, ручьи полны. Если ноги в сухости беречь, то в коротких сапогах вообще никуда не пройти. Только по склонам пригорков можно погулять между не растаявшими пластами снега. А вокруг и сверху - щебет, чоканье!
  Нацепив телеконвертер между объективом и корпусом фотокамеры, ходил и я, задрав голову вверх и напоминаю себе, что наводить «объективный бутерброд» придётся вручную – автофокуса не будет! Вскоре так и вышло - некрупная птичка пропела рядом, дав мне возможность поупражняться с фотоаппаратом. Жаль, резкость так и не удалось вывести...

  К полудню небо затянули тучи, а начало накрапывать и разрядились аккумуляторы в навигаторе, именно когда я пошёл искать ламбушку, отмеченную на карте как озеро в полукилометре от дороги. Бродить по голому ольшаннику с двадцатилетним подростом ели было скучно, к тому я сразу закрутился и потерял ориентировку. Решил, ну её, эту ламбу - всё равно берега подтоплены, не подойти. Встал, выждал десяток минут и засёк шум автомобиля, движущегося по дороге совсем не в той стороне, куда собирался возвращаться. Классика - попался "в трёх соснах"...

...Около вагончиков стоял ГАЗ-66 - "шишига". Мотор машины даже на холостых издавал странные гул – именно этот звук только что помог мне сориентироваться в сыром подлеске на старой вырубке. Около машины Миша с мастером и что-то объясняли двум паренькам в зелёном камуфляже. Ближе стало слышно и парней, и что они "Гаишники-на-выходных" и "Надо нам срубить рыбки побольше, – щука-то идёт!» Спрашивали про дорогу к Онего и надёжные забереги где – Миша отправил парней назад, в посёлок Великая губа. Пусть там с местными разбираются, куда ветер дует и куда лёд сносит, где не занято и покойно…. Уехали, загудев на подъёме необкатанным дизелем.
  К вечеру и мы засобирались обратно.

  Сначала тащились за трактором, неспешно трелевавшим будку-вахтовку на новое место работы лесорубов. В северном конце деревни Липовицы, из кустов за мокрым полем за нами наблюдал тетерев. Я сразу среагировал на цвет его строгого наряда – черного с красным, и сделал пару снимков прямо из машины. Потом осторожно вышел, но петух не стал меня дожидаться и спокойно ушел восвояси.
   Заехали в местечко Узкая Салма, где вместо старой деревни на берегу Онежского озера находятся строения форелевого хозяйства и причал. Пока Миша разговаривал с местными, пристраивал у них на временное хранение свою будку на уже пробитых колёсах, у меня было время осмотреться. Здесь я бывал не раз, но только зимой, на снегоходе по пути в Кижи. Даже в сторожку как-то заходил, с человеком разговаривал. И сейчас домике дымила печка, но хозяин не показывался. У причала громоздились штабели разделанного леса. Скоро озеро откроется, придут «бум-промовские» суда и брёвна заберут, увезут как своё сырьё в Сегежу.
  За проливом на Липовских островах токовали тетерева. Дождевые тучи развеял ветер, вспыхнуло слепящее солнце, а надо льдом Большого Онего встала радуга… и ещё одна….

  Чаю попить мы всё же успели. Великогубский знакомый паренёк похвастал свежепригнанной из Питера машиной клана Мерседесов, как песней для Заонежских просёлков - кузов железный и дизель гудит... У-о-о! Как надёжно!
  Начались темы мерседесов - пора к дому.

  К любому человеку работающему в лесу всегда есть вопросы, хе-хе... Мишу я тоже пытал постоянно - о новом Лесном кодексе, практической расшифровке его и вообще о сложившейся в последние годы системе лесопользования в Карелии. Вечная тема, вопросы можно повторять хоть ежегодно – не устаревают, а ответы типично не радуют. Структуру управления лесным хозяйством постоянно и кардинально реформируют из Москвы. Дискотека, извраты моды - проще.

   Миша стойко держался дороги. Кажется, мы поговорили уже о многом, только что дружно петь не пробовали, а сон всё упорнее ломал шею… На полях у посёлка Толвуя горела трава. Тряхнуло, я потянулся к фотоаппарату и попросил остановить машину – случилась долгожданная пятнадцатиминутка водителя... Уснул он...
  У меня самого цвела реальность из обрывков внахлёст: чёрные тучи, зелёное небо, оранжевое пламя, габаритные стоп-огни габаритов машины и маячки на мачте ретранслятора... Звёзды вижу без очков в зелёных просветах между туч… бред, что ли?! Укачало, и вторые сутки без сна. Да, что-то не так… вот! - Зелёное небо!
  Я на часы – ну да, дело к полуночи, самый пик! Сон слетел, тёмную тучу тоже ушла на юг. А на небе встала кулиса северного сияния!

  За Медгорой к дому гнали по пустынной трассе, встречно-попутные дальнобойщики стали встречаться только после четырёх утра. Останавливались всего трижды: раз, когда над дорогой поднялся прожектор полу- Луны, два - на пригорке с видом на предутреннюю Кондопогу на берегу Онего. Последняя остановка случилась под восход солнца, за мостом через реку Шуя.
  Дорожные сутки замкнулись: туман, дождь - слепящий свет заката, радуга и полотно северного сияния, луна и желтый луч восхода над рекой... А на острове тетерева токуют... Хорошее время.
  Около шести прибыли в город.
- Здравствуй, солнышко!
- Привет... - в ответ мурлыкнула жена из полудрёмы.


Повенецкая губа Онежского озера



Церковь в бывшей деревне Липовицы пока стоит. Домов уже нет.

Весенний разлив ручейка. Бобры тут не причём.





Узкая Салма. За радугой - залив Большое Онего.






Река Шуя.
Tags: 2010, Заонежье, Онего, друзья, о себе, птицы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments