September 1st, 2010

Georgievskiy, Георгиевский

Кладовец Нос

   Ежегодно меня кто-нибудь спрашивает про планы на лето, или потом, в варианте осенней встречи: «Где-нибудь был?» Всегда отвечаю: «Да, и ещё ездил на петроглифы». Одиннадцать лет мне на Онего интересно, с 1999 года работаю над темой «Петроглифы Карелии». Поэтому, как минимум месяц ежегодно живу около наскальных изображений - Беломорских Бесовых Следков и Залавруги или на Онежском озере на Кочков-Наволоке и около Бесова Носа. Лишь раз случилась «отлучка» - полевой сезон 2008 года я провел на Чукотке в экспедиции Екатерины Георгиевны Дэвлет, около Кайкуульского обрыва на реке Пегтымель, также знаменитого своими наскальными изображениями. Доводилось мне также фотографировать и Канозерские петроглифы на Кольском и писаницы в Финляндии. Но эта работа была скорее в формате ознакомительных экскурсий, а не размеренно-плановая, как обычно в Карелии.


- Так вы что же, прямо на костре еду готовите?! – глаза собеседницы сузились. Показалось, она чуть откинулась назад и проиграла октаву на кончиках пальцев - ощупала на ногтях миниатюры.
- Да, и едим рядом! А какие варианты? Капитальных строений с печками там нет. - Я опустил руку по поручню вниз, с глаз долой... Кстати тряхнуло, подошёл кондуктор, и почти сразу меня оттеснили к окну: «Вот ведь, городские поэтессы! "Сквот", говорит... Какой к черту сквот на Бесе? Простой полевой палаточный лагерь. Многие из нас там даже по делу...».
Collapse )