July 21st, 2010

улыбочка

Чёрное крыло Пери Носа

  Шала притихла к ночи, лишь раз взревела сирена отчаливающего буксира и по громкой связи кто-то пьяным голосом сообщил, что он-де отходит.
  В полночь я ловил Сеть с кормы, теперь же унёс компьютер в каюту, связь больше была не нужна - ушла пара писем, а снаружи реально холодало и комары донимали.
   Далеко за полночь угомонились и наши корабельные футбольные болельщики, заседавшие в кают-компании. Иногда сквозь сон я слышал порывы их возгласов и стонов, доносившиеся до моей каюты сквозь сталь палубы и переборок. Мужики отдыхали. На верху остался лишь боцман, принявший ночную вахту, он и выхаживал по палубе.
   Мне снился разговор по телефону.
…Звонок. Властный звонок требовал ответа, он почти вывел меня из дрёмы. Я реально ощущал себя лежащим в каюте на второй полке под лёгким пододеяльником, а желтый свет от невыключенного светильника подрагивал в такт вибрирующей переборки… В такт вибрациям тяжелой стальной переборки. Стоп! - сквозь сон - в трюм не доходят сигналы телефонных операторов!!! И я ответил на вопрос властного Анонима: «Да, здесь мы, в Шале футбол смотрим. Планы... Дела... Да, осьминоги… все... всё... хорошо…»


Из дневника от 3 июля 2010 года.

  Просыпаться совсем не хотелось, но Гриппа и Чупин, один с умытой улыбкой, второй с краснотой ядрёного одеколона на лице, по очереди заглянули в каюту и отбили для меня утренние склянки - сказали, что надо вставать.
   В иллюминаторе колыхалось светлое молоко пасмурного дня. "Эколог" стоял на якоре недалеко от берега в районе мыса Пери Нос.
Collapse )