geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

История одного грибного супа


  Прослушал я ещё на раз композицию «Ленин - Гриб». Дошло - за внешней эстрадной фиглярностью этого произведения любой внимательный слушатель обязательно поймет главное послание классиков Курехина и Ульянова: спеши внимательно! Ни в деле вселенского террора, ни в сборе грибов - сделал шаг, огляделся по сторонам, подумал….
  Это надежный совет всем, так и во всем!
  Пока я вводную к тексту обозначаю. Про грибы и черный день.

 ...В быту мы близки – раз спрашиваю у жены, что это за банка такая у неё припрятана? Вроде как с  грибами сушеными. И почему так далеко?
  Извлек я эту баночку из угла на кухне, такого неблизкого, заветного, что даже кошка туда враз нагадить не может, тесно - бока намнёшь, пока устроишься.
- Можешь выкинуть, - говорит мене Света, - есть их я все равно не буду.
- ???... Может, сыну скормим?! Подросток, веган, – любую кору хрумкать должен….
- Нет, - говорит, - не позволю! Видишь, грибы с белесым налетом, а это, наверное, плесень! - и вздрогнула от отвращения.
  Penicillum – святое, но с женщиной спорить – себя не любить! Сварю-ка я сам. Риска тут никакого: с детства помню связки бабушкиных грибов, висящие около русской печки рядом с гирляндами лука... или лук в другом месте хранился? Еще помню белые скукоженные ломтики, насаженные на лучинки в горшке с песком. В таком виде бабуся грибы в русской печке сушила. Уже тогда я любил погрызть-пососать сухой ломтик. Так вот, помню – эти восхитительно пахнущие припасы иногда были покрыты легкой патиной плесени. Чуть-чуть, местами – если очень внимательно присмотреться. И грибочки в нынешней банке мне показались на вид очень знакомыми. Переспросил – когда заготавливали, кто и где. Говорит жена, что эти грибы они вместе с дочкой на пару в августе прошлого года собирали, около петроглифов на Онего.
   Там, рядом, в тот день и в это время как раз "археологический" скандальчик разгорался.


   Предыстория, вводная номер два.
  В начале лета 2008 года, вольный археолог из Петрозаводска Александр Михайлович Жульников, путешествовавший на корабле в компании свободных карельских бизнесменов по Онежскому озеру, сошел на берег на Пери Носе(-у), перевернул пару обломков скал, посмотрел и ахнул: «Вот - следы древней обсерватории!».
   Примерно так потом писали в прессе.
  Да, на двух камнях, перевёрнутых твердыми руками путешественников были видны петроглифы. На поверхности гранитных обломков, рукой древнего человека были выбиты солярные, лунарные знаки и изображения человека и лодки, виданных художником тогда ещё, в период от 7000 до 6000 лет от наших дней. По-видимому, куски откололись от массива скалы и были задвинуты онежскими льдами на полтора десятка метров на берег.
  Приятная находка! И хотя рядом на гладких скалах Пери Носа есть сотни аналогичных изображений, эти обнаруженные выбивки увеличивают для ученых предметную базу в изучении в общем-то хорошо документированных онежских изображений.

 В том же 2008 году, во время своего второго визита, волею случая совпавшего по месту и времени сбора грибов женщинами моей семьи, Александр Михайлович имел настрой увезти исторические камни с их исконного места дислокации. Для того зафрахтовал корабль «Буревестник», имелись под руками и лодка-кижанка, привязанная на «мягком конце» к судну, да пара студентов-волонтеров, которым было объяснено, что всё вокруг, всё - правда!
   Выгрузились они на мысу, обвязали канатом камни, начали трелевать по доскам поближе к урезу воды.
   И тут для удачливого археолога началась «непруха»: завидев с соседнего Бесова Носа приставший к берегу корабль и плотницкую суету рядом, на Пери-мыс поспешила Надежда Валентиновна Лобанова, старший научный сотрудник сектора археологии ИЯЛИ Карельского научного центра РАН. Она как раз была здесь в плановой командировке с задачей документирования петроглифов. А с ней десяток дюжих мужиков - дайвингистов, делавших на «волонтерских» основаниях обследования подводной части мысов.
  Лобанова произнесла монолог о вреде теле- рекламного ролика "Милая, я тебе с раскопок та-а-кой сосуд привез!"
  Лобанова вопрошала - куда, по чьей воле и зачем увозятся фрагменты памятника, находящегося в федеральном реестре?
  Призывала к реальному осознанию времени: "Сейчас не 1932 год и вы - Александр Михайлович Жульников - не завхоз Эрмитажа. Это тот "дядя Федя", имея запас взрывчатки и желание пополнить фонды музея, тогда по своей инициативе рванул на Пери Носу часть скалы с изображениями и обломки быстро вывез в Ленинград - колыбель революции!"
  Давила на сознательность: "Саша, вы кандидат наук. Куда Вы камни повезете? Какая командировка, какой-такой запрос от музея Кижи? Покажите бумаги! Это не их зона интересов, не их памятник. (На алтарь, что ли они эти петроглифы положат?)".
  Давала советы: "Александр Михайлович, хотите изучать эти находки – сделайте графитные копии-протирки, обфотографируйте все вокруг, замерьте параметры как следует, но оставьте памятник в покое, на месте!"
   Призывала к здравому смыслу: "Саша, эта территория в ведении Муромского заказника, хотя бы администрация Пудожского района в курсе твоих намерений?"
   Потом она просто позвонила в милицию. Капитан Буревестника, увидев такой оборот событий, тоже попросил Жульникова показать хоть какие-нибудь официальные бумаги. Не получив внятного ответа, быстро отдал швартовы и увел корабль в озеро...

  Одно пояснение – сам я в 2008 в других экспедициях грибы собирал, на Чукотке и потом, сразу к концу августа, на Шпицбергене. Правда, сборы были не впрок, а так - к ужину. Зато поработал на полную катушку.
  Так легко я описываю ситуацию, произошедшую на берегу Онего вот почему: видел рапид этой сценки на мониторе, ведь все время неконструктивного диалога археологов работали видеокамеры питерских дайвингистов и Андрея Б., – моего приятеля из Москвы. Те и другие писали и звук и изображение. Хронику события, так сказать. Её-то я и посмотрел не раз...




   
 
  Света же - моя жена, на огонек арх-споров не попала, они с дочкой в тот день чуть южнее, на мысе Кладовец Нос занимались окарауливанием сохнущих на ветру моховиков.

...С грибами забот не много, но и они есть. Рассказываю, проверено на себе. Методика заготовки грибного сырья простая:
 - Если вы волею судьбы оказались на восточном берегу Онего в июле-августе и у вас есть свободное время и желание набрать грибов – начинайте искать.
- Если «год грибной», они выросли и еще не собраны другими поисковиками – вы их (грибы) найдете! Разные: белые, подосиновики-боровики, подберезовики-обабки, моховики и сыроежки бывают и водятся. Для гурманов – лисички,для знатоков: турики – колпаки кольчатые и "макаронники" с "трубочниками" - это те, что в обилии живут под елями. Местные жители из КАршево, Нигижмы и Красноборского такие грибы не собирают - не изведав вкусовых качеств заранее брезгуют.
...Далее так:
- Выходите на мыс, к озеру, где краснеют обнаженные скалы (вариант, не красные скалы - сереют);
- еще раз осматриваете сборы, отбираете в сторону «белые» грибы с розовой губочкой гименофора - это не белые, это - желчные. Их в этих краях иногда очень много бывает - каждый первый  желчный по породе и желчен на вкус... В сомнении - лизните срез гриба, сразу все поймете.
- Собранные трофеи чистите, ни в коем случае не моете (!), нарезаете плоскими дольками и раскладываете кусочки на скале, чтобы они не касались друг друга.
Дальнейший успех возможен только при отсутствии дождливой погоды:
- в солнечный, ветреный день дольки грибов подвяливаются в течение нескольких часов. Их желательно разок поворошить и к вечеру они готовы. Да, ещё - оставленные на скале на ночь грибные дольки скучнеют и закисают все, кроме тех кусочков, что будут доедены личинками грибных мух – так называемыми "червями".
  Помни грибник - против ветра и червь не ползёт!
  Вот и вся история появления банки с грибами у нас на кухне.
  …В кипящий бульон, оставшийся от вареных ребрышек, я засыпал две горсти сухих грибов, хмели-сунели, сухих корней из пакета, сыпанул перловой крупы и оставил вариться. Сам же поджарил мелко нарезанную морковь и репчатый лук. Почистил и порезал на полуторасантиметровые кубики крупную картошку. Потом еще были добавлены горошины душистого и черного перца и листик лаврушки. Готовый суп ещё часик настаивался, на теплой плите. Сверху я накрыл кастрюлю сложенным вчетверо полотенцем.
  Пробовать мою стряпню в тот вечер, позавчера, Светлана наотрез отказалась. Вчера весь день было душно, не до еды – она нахваталась овощей и фруктов и снова отказалась от супчика. Сынишка-веган, спросил, что это приготовлено такое ароматное. Узнав, что варево на мясном бульоне он хмыкнул и обиженно ушел из кухни; я же ополовинил кастрюльку. Выяснил интересный эффект – когда ложкой начинаешь конкретно шаркать по дну – появляется стойкое желание снова зачерпнуть пару черпаков из кастрюли и добавить их в тарелку. А запах – какой запах! Боже – это амброзия!!! Сегодня Света с удовольствием выхлебала предложенную ей тарелочку супа и с надеждой посмотрела на меня:
- Все, - говорю, - кончилось счастье. Ладно, устрою повтор ситуации - скоро еще сварю!
 Кошка крутилась около ног.


  ...Археологи так и остались каждый при своем мнении и всю зиму начала 2009 посвятили эпистолиям.
    Жульников писал в суды и прокуратуру – у него все козыри: он автор находки, его обидели. Он наступал.
   Лобанова же отвечала «вдогон» и именно потому проигрывала по всем позициям. Она призывала к торжеству здравого смысла, вспоминала этику исследователей, говорила об отсутствие у Александра Михайловича на момент открытия официального разрешения на археологические работы.
   Параллельно с дискуссией шел суд – пудожская милиция подала иск на А.М. Жульникова. Пресса же восхваляла торжество Науки - первооткрыватель всегда вызывает. Мировой судья подумал и велел отдать находки "...автору..."(!) сроком на три года для изучения.
  Вмешались чиновники – решили, что после шумихи, поднятой  Жульниковым в народной прессе, пресловутые обломки скалы с петроглифами и их местоположение стали слишком известными. И теперь запросто могут сработать недобрые люди. Погрузят на джип и - тю-тю древнее искусство куда-нибудь к прихватизаторам в Подмосковье, на дачу. Камни с выбивками не очень большие – весом 650 и 250 килограммов. Конечно, сами петроглифы на них не пострадают, но в мире шуму будет…и прощай чиновья местная карьера... Памятник-то федерального уровня - может даже эффект домино по номенклатуре сработать. И все из-за камней.
  И обломки скал с петроглифами были вывезены с берега Онежского озера, места их «исторической родины».
  Сначала их перевезли в Пудожский краеведческий музей, но тут Жульников снова активизировался в протесте, напирал, что ему, "Автору", для изучения "его "Авторских" петроглифов дорого ездить в Пудож.
  Позднее, в июне 2009 года, оба камня осели в фондах Карельского краеведческого музея в Петрозаводске и скоро украсят собою новую выставку про древнее искусство. Экспозиция же будет открыта для посетителей круглый год в центре Петрозаводска. Тогда всем можно познакомится с петроглифами, не выезжая на территорию Бесова носа, ведь целых восемь месяцев в году очень непросто осуществить такую поездку.
  Кстати, там (скажем так - где-то) еще пара камней залежалась. Один, под тонну весом, с парой небесных знаков, другой  - с изображением лося. Эти обломки были обнаружены и изучены Лобановой без суеты и лишнего шума в первых годах нашего нового века. Давно лежат – никому не мешают.
  Грибам, тем вообще все равно, какая революционная ситуация вокруг сложилась.
  Что красным, что белым.

Tags: 2008, 2009, Онего, о себе, петроглифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments