geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

Трехдневная репетиция отпуска. Уха под аккомпанемент бобра.

15 июля 2009

   Зычным окриком начальник поднял лагерь в семь двадцать (дескать, воды принесите для чая и умывания, а то в ботинках к берегу не подойти):
- Поднимайтесь, друзья! Завтракаем, собираем лагерь и на работу. Вечером отдохнете - у Хедомуя.
  Позавтракали, собрали лагерь к девяти утра и выехали на работу. Все по плану - мэнээсы  Андрей и Николай хрустели ветками в молодняке, а их научный руководитель доктор Громцев, заложив руки за спину,  живым воплощением статусной науки вышагивал по дороге. Юрий Владимирович Преснухин возился с бумагами – его, старшего научного сотрудника, молодые ученые своими вопросами сильно не беспокоили - лишь иногда, по запросу он выдавал точное таксационное описание очередного недоруба: «Сосняк брусничный. Десять единиц состава. Сто шестьдесят лет. Средняя высота… диаметр… полнота… запас… класс бонитета – четыре, четырежды же пройден пожаром». Да! - сразу ясно, - даже десятилетия науки не притупляют навыки первоклассного таксатора, прошедшего практическую школу Леспроекта!
   С утра светило слепое солнце и фотоаппарат я даже не доставал – не было желания, а пытался не дремать в перегретой машине, и уткнулся в «Компьютерру».
...Так, - очередной блеф топливных элементов, реанимация третьего из могикан в разделе «Книги» и ещё про наследников горного козла. Ага, вот:«Спутники Иридиум нацелились на Россию», надо же, дорогой наш прогресс! А у нас тут и так связь присутствует: "Би-пчелка" в Карелии жужжит только в городах, а вот МТС и Мегафон даже в лесу на пригорках надежно показывают свои шпалы с экранчика телефона.
   Но звонить куда-то, подпускать к себе беспокойный ветерок городской суеты никак не хотелось. Вместо телефона вниманием пользовался Garmin-овский кирпичик GPS-ки. Все показывает этот прибор - и время восхода луны и наши места и явки. Конфуз вышел лишь при выборе места под новую стоянку на ночлег, но GPS тут был не при чем.
   Начльник изрек:
- На Карниз! Андрей смотри карту. Игорь Юрьевич, вы тут бывали раньше, слышите – на Карниз!!! И тут же, водителю: - Саша, слушай их – покажут дорогу. Тут должно быть недалеко.


   Карниз – озеро занятное, если постараться увидеть необычное в банальной повседневности. Даже происхождение его имени смущает своей «русскостью». Звучание слова выпадает из здешней семьи финно-угорских, отчасти саамских названий мест. Уровень водоема постоянный, можно сказать – бессточное озеро, нигде не наблюдается реального ручейка, выносящего накопленную воду. Водосборная площадь у Карниза небольшая - короткие склоны холмов с трех сторон вместе с участком заболоченного леса по северному берегу замыкают кант вокруг озера, да плюс собственно само зеркало водоема является уловителем атмосферной влаги. То, что вода должна накапливаться - то сомнению не подлежит: в этой части Карелии испарение значительно ниже совокупного количества осадков. Значит, где-то все же есть небольшой водоток - скорее всего вода фильтруется в болотистом понижении между скал на восточном берегу. Озеро бедное, биологическим разнообразием населяющих видов не отличается, в ихтиофауне – одни окуни.
    В августе на мелях поднимает свои стебли из воды и цветет лобелия Дортмана (проверил название, правильно так, с двумя «н» - Lobelia dortmanna L.). Верный признак: ученые-«водники» такие водоемы олиготрофными называют.  Лобелия занесена в Красную книгу России, а в Карелии она весьма обычный вид.  
    Вот об этом я и разглагольствовал, пока мы ехали по трассе, проложенной по склону горки Шукшингивара вдоль западного берега озера и потом, когда повернули на лесовозную дорогу, огибавшую водоем с юго-востока. Андрей деликатно отвернулся к окну, как бы выглядывая очередную площадь сбора данных для диссертации. Преснухин меня не слышал за шумом мотора, но все же у меня был собеседник - мэнээс Николай Петров  не дремал. Лицо его, увенчанное уверенным носом не клонилось к груди, а источало спокойствие человека, уверенного в правоте решений вышестоящих инстанций. Николай и сам в начальниках не раз в поле выезжал, потому понимает важность соблюдения субординации даже в лесу, как первоосновы порядка. Сидевший рядом с ним доктор Громцев молчал долго, но вдруг резко перебил мою природоведческую тираду:
- Так, извините... где Карниз? Туюнен, Георгиевский - где Карниз?!
    Мы с Андреем встрепенулись и хором:
- Да вот, по левую руку за лесом, кругом объезжаем...
- Зачем?!
- М…м…едем, смотрим вот…
   Карты-то, навигаторы и космические снимки были у нас в руках, вот руководитель и перепроверил наши намерения и маршруты.
   Затем, по ходу завязавшейся дискуссии выяснилось, что начальник хотел попасть на туристическую стоянку в северной части озера и там устроить лагерь,  дав отдохнуть водителю и машине. Мы с Андреем прекрасно знали, где своротка на это место, но давно пропустили её, думая, что просто катаемся вокруг озера - высматриваем очередное урочище на предмет закладки пробных площадей. Утром-то, как место возможной ночевки был «Хедомуй» озвучен, а туда, к озерам Муй и Хедо, на запад ехать надо было, поближе к финской границе.
   Не-до-пере-расспросили друг друга – вот и вышел конфуз не-до-понимания.
   Мы срочно вернулись к развилке шоссе и Технологической трассы, проехали на восток полкилометра, и, свернув направо, оказались на поляне среди сосен на северном берегу Карниза. Мы тут стояли большим лагерем в 2004 году, пока наш экспедиционный автобус ПАЗик ремонтировался в поселке Муезерский, административном центре этого района. Андрей Николаевич так же запомнил это место как доброе и уютное. В те дни Луна с пониманием к Марсу относилась –  по полночи они вместе кружили по небосводу…





   Разгрузив машину,  достали транспортную упаковку с лодкой, а вскоре, когда мы с Николаем надули это изделие, от костра уже доносились ароматные запахи гречневой каши. Лагерь приобрел жилой вид. Солнце жарило празднично, по-летнему.
   Все подошли к столу, расселись. Ученые пользовались раскладными стульчиками из набора «Радость отпускника», я же, как обычно, расположился на  кругляше бревна. Не доверяю этим тонконогим стульчикам – скрипят, того гляди рухнут. И конечно, - пьем чай и тут - хрясь! - это наш водитель  кувыркнулся на спину вместе со своим водительским сиденьем, которое он всегда на стоянках торжественно выносил из машины и ставил на чурбачки около стола. Как кресло. Подниматься он не стал, а улыбнулся, повозился немного и затих бочком на травке, загорая. УАЗик не Аудя - пробег под тысячу километров утомляет и пассажиров и водителя, а предыдущей ночью все отдыхали мало. Я тоже пошел, завалился в палатку, которую поставил на прибрежном валу в метре от воды. Хотел дочитать журнал, и дневник заполнить, но у воды так хорошо… - уснул.   Где-то рядом в озере плескались и ухали мэнээсы.
------   ------   ------   ------   ------   ------   ------   ------   ------   ------   ------   ------
  Лодка была свободна.
  Преснухин вернулся с рыбалки без добычи. Он посетовал на сплошную мель в нашей части озера, сказал, что щуки здесь наверное нет, а окуни разошлись по своим каннибальским делам, плавают где-то... и устало махнул рукой.
  Погрузив в лодку кофр с фотоаппаратурой и рыболовные снасти, я прихватил пакетик вспененной пшеницы и кружку – запивать водой излишнюю сладость медовой глазури и отчалил.


   Рыболовную экипировку опишу подробнее.
   Коротенький спиннинг Stich tele при строе 5-20 гр был оснащен катушкой Quick Finessa 930 фирмы D.A.M. На запасных шпулях была плетенка, но поскольку предвиделось, что щуки не будет, я поставил леску понежнее - диаметром 0,17мм. Блесен в коробке тоже было в достатке. Cпиннинг и девятиподшипниковую катушку я выпросил на эту поездку у жены – сам-то я обычно пользуюсь на открытых озерах и в море более жестким хлыстом - длиной 2,7 метра, и катушка у меня проще:730 RD, снова от D.A.M.
   Вот с такими снастями я и отправился на вечернюю прогулку. Уложил рыболовные причиндалы в свободные отсеки фоторюкзака, и, прихватив для верности пустой пакет, потихоньку погреб в южную часть озера. С теми местами  меня связывали особо интимные  воспоминания.
...Однажды, пасмурным днем 2004 года, здесь я вплыл в стаю окуней. Рыбы стояли прямо под поверхностью воды. Они были одного размера и расположились на одинаковом расстоянии друг от друга, как элементы картин художника Эшера. Только живые. Грести по их спинам я не решался, замер в лодке, - застыл, чтобы не рябить воду, а рыбки синхронно двигались, слегка шевеля передними плавниками. Казалось, этот ковер из рыб не имеет границ: окуни были везде, - подо мной и дальше, справа, слева исчезая в серой патине августовского неба, своим отражением плотно накрывавшего гладь озера.
  На следующий день я привез сюда друзей, и мы вместе любовались неспешным хороводом, вновь и вновь сглатывая с губ бессмысленную улыбку…



   Да, воспоминания надежнее реальности.
...Грести сразу на место прежнего счастья я не решился, остановился у каменистого мыска и осмотрел спиннинг, который во время перегона работал как дорожка. Леска изрядно перекрутилась, видимо вертлюжок на блесне не справляется с нагрузкой, а так – ничего, ловить можно. Я сделал первый заброс вдоль берега и сразу вытащил стограммового окушка. Потом ещё…и ещё…
   Садились рыбы на четырехграммовую вертушку  Effzett №2. Эта блесенка, беленькая с медным колокольчиком сердечника ещё в прошлом году показала себя очень хорошо . Хариус её очень любил. Она даже выжила на Чукотке в течение месячной, почти ежедневной эксплуатации - лишилась только одного крючка на тройнике...

   За спиной «сыграл крупняк», я крутнул головой - аккурат на солнечной дорожке расходились волны от всплеска. Показалось, что и лодка шевельнулась. Конечно, волны меня не укачали, но обмен энергией точно произошел - сердце подозрительно застучало, вспомнилось Бабелевское: "Маня, вы не на работе - хладнокровней, Маня!"
   Нацепив очки, я всмотрелся: далеко плеснуло, грести, шуметь не стоит – лучше попытаюсь добросить. И сразу пучок параллельных вопросов: "А вдруг щука? Надо менять шпулю с леской и поводок ставить… время терять… откуда щуке здесь взяться, да посреди озера плескать? За поденкой ей не пристало гоняться… Скорее - это окунь - калабаха!
   Сняв очки, я распаковал коробочку с новенькой шестиграммовой Silver Creek от Daiwa. Эта вертушка потяжелее Effzett-a будет, доброшу до всплесков - места гулянки окуня. Блесна желтая, вода в озере светлая, солнце на небе – что это я до сих пор разловился на белый лепесток? Не должно сейчас клевать на белую блесну!!!
   До всплеска я не докинул не понадобилось. Он сам повторился поближе, рядом со слепящей дорожкой солнечных бликов. Баб-бах!!! Еще затухало эхо от мощного всплеска в прибрежных скалах, круги на воде только начали свой разбег, а я уже был готов к продолжению общения с "щука-кунем". И даже очки сдвинул на затылок, чтобы не мешали. В руках у меня уже был не спиннинг, а фотоаппарат с длинным объективом.
   Бобр вынырнул и поплыл, нарезая широкую дугу вокруг лодки. Бабах! В столбе брызг мелькнула задняя лапа и лопата хвоста. Вновь показался поближе. Камера- щелк! Бабах! Щелк, щелк!   ЩЁЛК!   БАБ-АХ!
   Вскоре я стал предугадывать его шлепки по какому-то неуловимо шкодливому закосу смотрящего на меня глаза. Почти подмигиванию. Это повторялось не раз, в мгновение паузы перед заныриванием  и следующим затем ударом хвоста по воде. Ровно через пять минут бобр завершил окружность вокруг лодки и уплыл восвояси. Я включил фотоаппарат на просмотр:  «Ну, как-то рядом… может, что и удастся вытащить. Ах, ты елки-палки: не то, не так и не резко!»
    Заодно посмотрел и время начала и окончания плюхов по воде: 20-04:46 – 20-09:30.








   Лодка почти уткнулась в берег. Снесло легким ветерком. Я навел камеру на трясогузку, присевшую на бревне с мухой в клюве. Шустрая: миг – взлетела! Снял. Посмотрел – не резко. Да что это со мной такое!?
   Отложил фотоаппарат и забросил спиннинг:
- У-ух! - подсечка. Сработал тормоз катушки, - Ж-ж-ж-ж-з…. Снимать, снимать надо! Вон как красиво хлыстик согнулся!    Далее – путаница. Но вот что удалось сделать почти одновременно: достать завалившейся за-под сиденье кофр, удерживая коленями удилище расстегнуть молнии, вынуть фотоаппарат, подрегулировать визжащий во время рывков рыбы тормоз катушки, заменить длинный объектив стандартным зуммом и, левой рукой вываживая рыбу – правой снимать. Поменять параметры на камере, поймать сваливающиеся с макушки очки. Да пару раз подгрести, а то лодчёнку совсем закрутило.
   Окуня я подхватил левой рукой под жабры. Хороший! Вообще-то я ТАКИХ ещё не ловил. Видел чужие трофеи –  однажды во время коллективной рыбалки на Онего моя жена подобного окунька вытащила и положила поперек ведра, вместо крышки. И тем  напрочь испортила настроение остальным рыбакам в лодке. И ещё... в детстве, на Волге было – дорожили на рассвете, но я обычно на веслах сидел, а друг мой, Колька Честкин, окуня вываживал. Он старше и лодка его.
    А сейчас я вывел себя за пределы логики рыболова-любителя. Спиннинг больше не трогал, набил рот сладкими хрустящими зернами пшеницы и погреб в южную загубину озера. Только что не посвистывал…
   ...Окуневого ковра на старом месте не оказалось. Вообще все было не так – на мелководье кубышки еще не поднялись со дна, не было видно и веточек лобелии.  Только прибрежные сосны ломали своими отражениями ритмику неспешных волн. Ну да, здесь еще только-только весна, к июню лед сошел, вода холодная. Пора... надо возвращаться.




    Ближе к вечеру мы еще раз повстречались с бобром, в течение пяти минут обхлопывали - общелкивали друг друга, а потом нам по-пути оказалось - в одну сторону. Я неспешно и ритмично греб, а бобр, вывернув на меня глаз, но уже без хвостовых хулиганств, держался на расстоянии впереди-слева, как бы показывая дорогу. Потом разошлись: он уплыл в северо-западную загубину озера, а я - напрямик, на север, на блеск костра и  призывные свисты, доносящиеся со стороны лагеря.  В синеве тяжелой тучи сверкали молнии.
...Для начала я получил выговор от Николая Петрова - "втык" за нарушение техники безопасности нахождения в полевых условиях - задержался сверх контрольного времени. Крыть нечем, виноват.
   Потом вывалил рыбу на траву и выдержал паузу немой сцены - Юрий Владимирович Преснухин был в шоке:
- Какой окунь!!! Мы тут волнуемся, а тебя только в бинокль и видно! И где попался! - возле поселка, где все озера китайскими сетчёнками просачены. И не свистишь в ответ, когда тебе орут! Наверное, наверняка - это последний из могикан... кило триста! Начальник отдыхает, но завтра готовься к разгону. И что, не ловил больше?!! Они, они такие большие парами ходят - как лебеди... Да, проходит мое время... пора на пенсию, молодежь вот подпирает... юбилей скоро... надо дорогу давать...
   Потом мы варили уху, ругали – хвалили – обсуждали молодежь. Вспоминали, сколько раз вместе бывали в экспедициях. Луна запустила блик под прибрежную корягу. На озере притих одинокий бобр.
   Бывали мы вместе - не долго, но время ещё есть...


Tags: 2009, Карельский научный центр РАН, Муезерские встречи, звери, рыбалка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments