улыбочка

Метель по свету, Кижи.



В чистоте света, когда ты мал как на ладони - глаза в щелки, рефлекс, и прикрываемся.
Известно хорошо: обычный апельсин под лампой сам себя желтее, но чтоб знакомую картинку вновь и вновь разглядывать недоумения мало, немало его надо, да.
Collapse )
улыбочка

Ладога


Ладожская размерность обманчива; в открытый сезон плеск воды настораживает, а видишь как, когда уже накрыло.
Стылый остров не мираж, вот он...  но два шага уводят в двести, глядишь, уже и сам в тени, и солнце за скалой.
А казалось - малость, рядом...
улыбочка

Яблочки наливные, водица чёрная.



Тихо обычно, безветренно в Ямке у реки Лососинки, лишь снег пятнами переливается, искрит, словно хрустит. Над водой парящей, над индевелыми ветвями городские лампы звёздами сияют. Снежные шапочки былого снегопада на кустах висят как яблоки.

Ночь, звёзды–фонари и край у черной полыньи, и яблоки – тронь, рассыпаются в миг… И весь ты тут. Мороз ещё.
Новый год опять, и старый вопрос: «Постарел или стал старше?»

Время личное, как скажешь - так и повиснет, и не на год.
улыбочка

****



За час до полуночи Светлана попросила "сделать красиво елку", на фотографии, конечно.
Нет бы кран какой капающий смазать, или петлю скрипящую затянуть. За час до Рождества. В конце концов, баланс на карточке привычно поправить...
Поскрипел я, проскрипел - спросил, какие пожелания по сюжету, и, не расспросив детали техзадания (возможно, не дослушав), поднял фотоаппарат и уставился на россыпь игрушек в темной зелени еловых лапок под праздничными нитями дождя. Яркие фонарики ещё.

Домашние задания не всегда удаются. Знакомы вроде действия и последовательность, и к процессу нет претензий - в процессе интересно бывает, но цель и путь желательно представлять четко, иначе в итоге непойми-что получится.Collapse )
улыбочка

Ночь музеев


Игорь Архипов, Петрозаводск, 2020-11-03

На работу как на праздник!
Утром - да, конечно, здравствуйте все! Как и вчера, планы не на час, и впредь есть чем заняться.
...Мастерская моя в фондах устроена, а фондах музея хорошо и строго всё ре-гла-мен-ти-ро-ва-но, на вольный свист сигнализация газ пускает, и охранник хмурится, и хранители, – не забалуешь, лучше и не пробовать! Работаю со светом и компом без суеты, в наушниках Rush такт стелет и лишь иногда бодрый тапок с ноги норовит….
Привычно и размеренно многое, но вот сегодня сдал пропуск, с крыльца шагнул было в ночь, а встречь - колокола!
Collapse )
улыбочка

Шалговаара



Иной раз вырвешься из маски города, забредешь чуть в лес, и вдруг ступор, и тебя накрывает как чуткого провинциала в Летнем саду - нагнуть, хрустнуть веткой и дальше двинуть можно бы, но как-то неловко... Замри, смотри - сие устроено не про вас.
улыбочка

Осенний экстракт.



Другой берег манит.
Та же серая ольха там вдоль воды, и поля постгорбачевские, заросшие. Кому косить? - Пусто. Рябины вон вымахали, стоят, должно зиме сигналят красным.
Бредёшь себе вдоль прибрежной поросли – травы по колено, по-над берегом кусты сомкнулись, но чуть просвет случиться, рванёшь смотреть за воду синюю, где птица белая вдруг; на сторону ту, где не бывал ещё, или был да забыл - так и ноги береги, самые ямы тут, да корни витые. Поторопишься, враз влетишь в подмытые камни, и ноги ещё… эти…. Вольный птиц, куда ж ты?!
Опытный к осени, стою пока у рябины. Куст огромный, впору деревом, деревьями кустистыми назвать. И кисти налитые, и ягоды с оттенком. Красиво, конечно. Особенно в очках современных, поля-ри-за-ци-онных.
улыбочка

Онежская дюна



Юго-восточный берег Онежского берега оторочен песчаным валам. Это - дюна, древняя дюна: архелолгические памятники скрыты не глубоко и достоверно маркируют верхнюю границу возраста - дюна старше.
Все дюны эоловые, ветер их создатель, песок основа. Нашу дюну надуло когда-то с обнажившегося озерного дна западным ветром, понятно, но вопрос - отчего тогда резко обмелело озеро? Первый ли в послеледниковье был прорыв протоки Свирь, второй ли на время обезводил Онего, другой-какой катаклизм?

На снимке дюна в Муромском заказнике, чуть севернее Муромского монастыря (озеро слева, монастырь за спиной).
Гребень дюны здесь высокий и тело массивное, но порушено явно: люди испокон имеют охоту до прибрежных сосняков, песок обнажился по площади и теперь посотянно перевевается к востоку в прибрежное болото.