geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

Серый день.

  Странная штука – телевик. Он словно палка дарвинской обезьяны.
  В телеобъективе реализованы супертехнологии суперкорпораций компьютерной эпохи – L, IS, Do. Сухой расчет и графитовая смазка. Есть что-то и от калейдоскопа, надёжно дарившего в детстве восторг неосязаемых картинок... 
   «Смотри-ка! - телега с сеном. Сена-то, сена сколько – возницу не видать!  Ха, ворона-то Полкана кость тащит, а он, лопух, даже и не брешет! А тут мужик идёт... с бани добирается, бедняга...».
…Неосязаемые картинки, чужая жизнь, а вот же - вроде как рядом! Кажется – можно коснуться, посочувствовать - почти поучаствовать в игре.
  Та ещё штука - палка любопытства. Вот, ещё фрагменты - обрывки пасмурного дня.






…Утром на улицу даже смотреть не хотелось – за окном серая хмарь висела, что-то вроде тумана. И всё же мы с Кирой вышли – надо было к одиннадцати успеть прийти и переодеться для занятий в секции. Света у дверей: «Поторапливайтесь! – неделю занятий пропустили – не ладно ещё и сегодня опоздать…».
В сквозняке коридора прозвучал вопрос женщины-вахтёра, куда это и какому тренеру мы тут пришли?
...М-м-м… Да, в вестибюле даже лампочки не горят – праздник сегодня оказался, Первомай и никто не работает. И занятий нет. Только кошка чёрная, беременная разлеглась у двери, перекатывается с боку на бок.
   Кошка уличная, с зимы при секции прижилась, «спортсменка» – запросто тяпнуть может. Мы с Кирой переглянулись, дружно пожали плечами и, помню, почемуто весело так зашагали мимо снежной кучи, которая ещё в прошлом месяце вместо завалинки оторачивала фасадные окна, а сейчас вяло дотаивала увхода в здание спортивной школы.
   В снежки играть не стали – Кира проигнорировала сугроб:
- Папа, я на скалодром хочу. Куда мы сейчас идём? - зачем в овощной ларёк?! А-а, зелёный горошек, - когда же ты меня отведёшь на скалодром?! Он сегодня работает?

…Мой звонок настиг Костю за рулём…
  Это он сам про руль сказал, но разговор продолжил: "Нигде ни на каком каяке я не заруливаю! Мокрый сезон ещё не открыл, просто в машине я еду... Конечно, приходите с Кирой, в любое время после трёх, но обязательно захватите сменную обувь!»

  Да, в прошлый раз мы не взяли нарочно - это я почему-то решил, что по-правильному, за скалы надо цепляться голыми руками-ногами. Оказалось, нет – на искусственных сооружениях тренируются в специальной обуви. Чтобы выступы «скал» не засаливались, ну и, конечно, гигиена.
- Значит, пойдём к шести, а пока скорее домой – завтракать-обедать. Что? А, горошек не купим – я деньги дома оставил. Ладно, покормимся супом. Жаль, я опять забыл положить пару сухих грибов в бульон вчера, когда готовил, но всё равно очень вкусно получилось! А про недоположенные грибы, кроме меня, никто и не знает…
- Папа, а ты мне мясных «хрустиков» сейчас дашь?! А-а... Съели уже… Вчера же, с горошком. А новые поджаришь?! Жаль, но ты купи, купи что надо – денежки твои в моей железной копилке лежат, это я переложила. Там надёжно - не забывай!

  Дома Кира выглянула в окно, посмотрела туда, откуда мы только что поднялись на девятый этаж:
- Шесть граждан внизу, около дома, - я считала. Четыре кадета, ещё четыре человека и две собаки.
- А кто из них граждане? Как считать, складывать, что бы шесть получилось?
- Да, пожалуй, не то… - это у меня зубы заговариваются…

  Я достал фотоаппарат. Окна на лоджии запотели – все же на улице прохладно, а дом отапливают хорошо. Приоткрыл окно – «…Э-э-э-б!..» - порывом ветра принесло отголосок хора футбольных болельщиков. Это внизу, за оградой воинской части бойцы на плацу мяч гоняют и орут. В честь праздника, наверное, или по случаю его. Чуть ближе, у овощных ларьков мамаши выгуливают младенцев. Левее, в здании банка ВТБ не видать никого – видимо, все банкиры уехали за городом на маёвке с барбекю. Или ещё какие заботы народ с улиц смёл – вон как пустынно и дождь начинается.

   Света, из другой комнаты: «Я, пожалуй, пойду в мастерскую. Дай мне денег. Нет, ничего купить я не хочу, просто что бы были. Только две тысячи? – Какой же ты вчера получил гонорар?! - Какой-какой?! Вообще там, за эту книгу для банкиров, какие суммы? – Что-о!!! Да ты… Ты! Через день съёмки и полгода у компьютера… Зачем, зачем всё это!!! Может лучше пойдёшь потолки красить!» Хлопнула дверь.

- Помнишь Кира, как ты мне зимой сказала, что Анфиса Чехова, наверное, очень богатая женщина? У неё весь холодильник в магнитах - ты по телевизору видела её кухню.
- Да, помню.  А сейчас я, пожалуй, порисую… Вихрь нарисую, серый. Так, так и вот здесь ещё бревно.
- Кир, а вихрь с бревном между собою как связаны?
- Так ведь, гроза! Дорисую – поймёшь… Ух, как мне всё это надоело, не получается... Да, сохранила, сохранила я в «Мои рисунки»... Да, пятый месяц, первое число. Первое мая… Скоро уже вечер настанет?! Скоро шесть? - Я потихоньку начну собираться… Кроссовки уложу. Ты–то почти готов – сидишь в штанах. Где железная копилка? - я положу её к себе в рюкзак. Не бойся – там безопасно, а в кармане деньги могут потеряться.
- Папа, а почему на денежках есть картинка? А-а… символы государственности… Ого! А сколько мы их сейчас возьмём с собой? Все? Всё, почти четыре тысячи... нет? Хорошо, раз мы экономим и тратим в день не больше пятисот рублей, то столько и возьмём. Пойдём папа, пойдём уже… Скалодром… Там…
Tags: 2010, Кира, Петрозаводск, жанр, о себе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments