geo_photo (geo_photo) wrote,
geo_photo
geo_photo

Canon, Audi и молчаливый птах.

Холодная история от января 2006 года.



   Брел я как-то по сугробу вдоль ограды аэродрома. Дело к темноте - четырем пополудни. Подустал за день от мороза и слепящей белизны снега. А он, пичуг, смотрел сверху... то ли на меня, то ли дальше - на поле, на шорох суеты стаи из десятка  Ауди-авто.
   Маленький такой воробей, нахохлившийся на кончике тонкой ветки....
   "Стоп, какой-такой воробей в поле на морозе за тридцать?!" - и я полез глубже в сугроб, наметённый вдоль ажурной ограды из колючей проволоки…
 
   Собственно аэродром при городе Сортавала после Великой Перестройки зимой не используется. Поле его выглядит снежной целиной, если только "лётное" руководство не пустит Школу quattro устроить свои зимние программы на взлетке, пока лёд на Ладоге не встал (точнее - пока МЧС не разрешится разрешением выхода-выезда автомашин на лёд). В 2006-2007 годах в январе всё так и было. А я в те годы подвизался снимать Ауди-машинки и прочее, что входит в учебную программу Школы.
   Тогда с 19 января всю неделю стояли морозы. Ночью к сорока, днем теплело до тридцати. Так, ежедневно, с девяти утра до пяти вечера я «гулял» на свежем воздухе.  Сам-то одет хорошо - в шкуре Монблан-хантер тепло, только нос торчит из опушки капюшона навстречу ветру, да щеки белеют. Запас аккумуляторов в кармане на груди, камера  на шее и постоянно в работе - укрывать его от холода бессмысленно. Тепло давали на обед, но и тогда фотоаппарат в помещение я не заносил – отогреться за час в подушках толком не успеет, только конденсата наберёт. Проблем и так хватало: при смене объективов мельчайшая снежная пыль, поднятая в воздух шустрыми машинками, залетала в фотоаппарат и, осев, таяла, оставляя темные пятна на матрице. Не знаю, как "вело" от мороза линзы и элементы корпуса объектива, но затвор щелкал и лепестки диафрагмы закрывались.
   Год до того, в феврале 2005, во время трёхдневного тест-драйва снегоходов Polaris, мой новенький (месяц, как с прилавка) Canon 20D при малейшем минусе по Цельсию отказывался работать: выставлял экспозицию как на диск полуденного солнца, хотя щёлкал исправно. Тогда я его «перехитрил» - начал снимать в "ручном режиме", устанавливая параметры на глаз, но проверяя гистограмму при просмотре очередного отснятого кадра. А теперь вот автоматика экспозамера сама начала исправно работать «при минусах».
  Ведь было желание по осени, когда снимал мало, съездить в Первопрестольную - сдать камеру по гарантии в ремонт. Хорошо не собрался, хотя была ещё одна напасть: встроенная вспышка отказывалась эрегировать почти сразу после покупки камеры. Но к осени-то, стала послушно подниматься в готовности выстрелить заряд энергии света! Оставалось сомнительное поведение на холоде. Сунули бы мастера в холодильник тушку Кенона, а он, болезный, потом взвился песней - защелкал бы канарейкой, выдавая свои кадры в секунду с правильной экспозицией. Мастера-ремонтники глянули бы на меня, пожали плечами, посоветовали прошивку «мозгов» обновить.  Съездил бы в Москву - только время зря потратил. Нечего там лишний раз делать...
   …Так вот, подбирался я поближе к птичке, напрочь забыв про трудовые обязанности. Теперь цель была другая, орнитологическая! Я старательно смаргивал морозные слёзы, но толком так и не разглядел пичуга. Лишь всплыло из памяти слово – СЫЧИК. Воробьиный сычик. Никогда раньше я не видел эту птицу - ни в натуре, ни на картинках, а тут - нате, определил!
    Под второй кадр птичка растопорщила крылья и неловко заползла на когтях в середину куста. Я опустил пушку, прошел мимо, обернулся – сидит на прежнем месте, подсвеченная закатом. Всего снял четыре кадра. Поёжился, оттёр замерзшие слёзы с корпуса камеры и ушёл греться в дежурно-заведённый автобус.
    Сейчас думаю: «Почему так быстро? Вроде ничего не мешало общаться, а погода сближала – можно было и поближе к птаху подойти» Да, жаль, мало снимал. Проморгал я встречу - птицу без внимания оставил одиноко мёрзнуть и самому мне автомобильная печка не шибко помогла: к ночи «горели» щеки и нос, а через пару дней кончик носа почернел… - отморозил я его, касаясь корпуса фотоаппарата.
   Но это так, косметические неприятности. Canon-то мой, в ту зиму сам вылечился; мне вообще с камерами везёт, жить можно, только холодно….



Tags: 2006, audi quattro, зимняя Карелия, фотография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments